demo

Банкротство юридических лиц — чрезвычайно сложная и достаточно длительная процедура. Она требует внимательного подхода и глубокого знания действующего законодательства, затрагивающего вопросы несостоятельности предприятия. Как правило, при разрешении проблем, связанных с признанием организации или компании банкротом, потребуются услуги юриста, так как без его помощи разобраться во всех тонкостях и хитросплетениях практически невозможно.

Я попытаюсь в общих чертах рассказать, зачем, вообще, нужно банкротство, что оно дает, как все это происходит, и какие сложности могут повстречаться в подобном деле.

Какие проблемы решает банкротство юридического лица?

Бытует мнение, что банкротство — это некий негативный процесс, направленный на то, чтобы фактически уничтожить бизнес и само предприятие, оставить без работы значительную часть служащих, лишить владельцев собственности. Отчасти это, конечно, так, но не совсем. В несостоятельности (банкротстве) есть и положительные моменты, которыми в определенных обстоятельствах надо обязательно воспользоваться.

Ликвидация налоговой задолженности

Как гласит часть 2 ст. 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О несостоятельности (банкротстве) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) (далее буду называть его «Законом о банкротстве» или «Законом о несостоятельности»), одним из признаков неплатежеспособности юридических лиц является неспособность выплатить государству и различным государственным фондам обязательные платежи, в том числе, конечно, и налоговые. При этом с момента, когда компания должна была произвести выплаты, должно пройти, как минимум, три месяца. Отдельно оговорюсь, что для ряда предприятий и организаций существуют определенные отступления от этого правила, но они действуют в специфических ситуациях, на которых здесь я останавливаться не буду.

В силу части 1 ст. 4 того же Закона почти во всех случаях сумма учитываемых долгов перед налоговыми органами определяется по состоянию на дату предъявления заявления о несостоятельности в арбитражный суд. Это значит, что подлежащая уплате сумма будет продолжать расти даже в том случае, если несостоятельность уже совершенно очевидна. Тем не менее, пока не будут поданы соответствующие документы в арбитраж, никакого приостановления в этом смысле не последует. Однако в этой же норме закона определено, что в целях банкротства налоговые и иные обязательные к уплате суммы рассчитываются без учета пеней, штрафов и прочих возможных со стороны государства финансовых санкций.

Возбудить процедуру признания компании несостоятельной, помимо прочих лиц, может уполномоченный государством орган, ведающий налоговыми и прочими обязательными платежами. К ним относятся территориальные подразделения Федеральной налоговой службы, таможни и разнообразных государственных фондов (пенсионного, социального страхования и др.). Для того, чтобы производство было начато, фискальные службы должны принять решение о взыскании задолженностей по необходимым платежам. Причем принято оно должно быть не менее чем за месяц до подачи документов в арбитраж. Вместо такого решения налоговый или другой фискальный орган может предъявить судье постановление арбитража, по которому на денежные средства должника или его имущество обращено соответствующее взыскание.

Вот теперь мы подходим к вопросу о позитиве в этой ситуации. Бывают обстоятельства, когда компания явно неспособна погасить все имеющиеся у нее задолженности по обязательным платежам и есть большая вероятность, что она не сможет сделать этого в обозримом будущем. Такое положение дел часто практически парализует работу фирмы или организации — банковские счета блокируются, на них фискальными органами выставляются инкассовые поручения. Даже если от коммерческой деятельности имеется какой-то доход — он тут же отправляется в карман государства. И вот здесь зачастую самому должнику есть смысл прибегнуть к банкротству!

Закон о несостоятельности, а конкретнее его восьмая статья, прямо предоставляет компании в ситуации непомерного налогового бремени право самостоятельно обратиться в арбитраж с заявкой на собственное банкротство. Достаточно того, что менеджмент предприятия предвидит, что не сможет в срок рассчитываться с государством. Естественно, сложившиеся обстоятельства должны об этом однозначно свидетельствовать — грядущая неплатежеспособность по отношению к государству не должна быть умозрительной, об этом должны свидетельствовать определенные факты.

Некоторые неспециалисты не могут понять разницы между положениями ст. 8 и ст. 9 Закона — последняя вроде как в схожих обстоятельствах не предоставляет компании-должнику право обратиться в суд, а напрямую обязывает его сделать это. В то же время, разница есть. В первом случае должник лишь подозревает, допускает и предвидит, что обстоятельства, ведущие к неплатежеспособности, помешают ему исполнить свои фискальные обязательства. Во втором же случае (ст. 9 Закона, регулирующего банкротство) такие обстоятельства должны уже наступить и быть очевидными.

Если говорить об отношениях с налоговыми органами и фондами, директор или иной руководитель предприятия-должника обязан обратиться в арбитражные инстанции с заявлением о несостоятельности фирмы в следующих случаях:

  1. Создалась ситуация, при которой выплата долгов прочим контрагентам сделает невозможным погашение обязательных платежей государству.
  2. Обращение взыскания на активы компании сделает, вообще, нереальной дальнейшую экономическую деятельность.

Такая обязанность руководством предприятия должна быть исполнена в срок не более одного месяца, иначе его привлекут к субсидиарной ответственности по долгам предприятия.

При рассмотрении дела о несостоятельности к компании может быть применена такая процедура, как наблюдение. Вводится оно на основании решения арбитражного суда. Помимо прочего, после того, как в отношении фирмы введено наблюдение:

  • снимаются все аресты с ее имущества;
  • приостанавливаются все (за редкими специфическими исключениями) исполнительские действия в отношении компании, в том числе и по взысканию долгов по платежам в пользу государства;
  • новые требования о взыскании задолженностей по обязательным платежам могут быть предъявлены уже теперь только в особом порядке в рамках процедуры банкротства (за исключением текущих, то есть, вновь возникших требований фискальных органов);
  • пени и штрафы за образовавшуюся задолженность начисляться перестают (опять же за исключением текущих платежей).

Таким образом, предприятие получает временную передышку для поправки своих дел. Если все сложится удачно, и фирма сможет «выплыть», то банкротство — как процедура — будет прекращено, и компания продолжит свою нормальную деятельность.

Ровно такие же последствия в части налоговых платежей наступают и при введении финансового оздоровления компании (ст. 81 Закона о несостоятельности). Замечу при этом, что финансовое оздоровление является своеобразным планом по «вытаскиванию» фирмы из тяжелой финансовой ситуации, при котором весомую роль играет арбитражный управляющий. Однако на этом этапе процедуры банкротства руководители компании продолжают осуществлять свою деятельность (правда, с некоторыми ограничениями). А вот при фактически последней стадии — внешнем управлении (ст. 94) — компания хотя и может рассчитывать на идентичные налоговые и имущественные послабления, она на практике лишается своего «родного» руководства. Как правило, оно или отстраняется от дел, или вообще увольняется.

Если же никакие из вышеперечисленных процедур не привели к существенным сдвигам, и ситуация только усугубилась, арбитражный суд вводит в отношении предприятия-должника конкурсное производство.

На этом этапе останавливается начисление штрафов и неустоек по налоговом и схожим платежам, ранее открытые исполнительные производства прекращаются (а не приостанавливаются, как это делалось на предыдущих этапах процедуры несостоятельности). Конкурсное производство завершается реализацией всех активов компании-банкрота, за счет которых и происходит полное или частичное погашение имеющихся задолженностей. Если долги полностью не уплачены, то банкрот перестает существовать, равно как и его невыплаченные долги, в том числе и по фискальным обязательствам.

Списание коммерческих кредитов

Одной из основных причин финансового краха предприятий наряду с налоговым бременем является перекредитованность бизнеса. В корне неверно утверждение о том, что получить кредиты предпринимателем сейчас невозможно. Другое дело — что кредиты эти выдаются под «заоблачные» проценты. Тем не менее, во многих ситуациях целый ряд лиц осознанно идет на риск, действуя зачастую под давлением неблагоприятных обстоятельств.

К сожалению, во многих ситуациях наличие коммерческих кредитов не стабилизирует, а напротив — подрывает финансовое состояние компании. Во многих обстоятельствах предприятие становится неспособным не только оплачивать основной долг перед банком, но и даже процентные начисления. Нередко дело доходит до инициации процедуры банкротства.

Для того, чтобы несколько поправить свое финансовое положение, предприятие, «утонувшее» в кредитах, может попытаться избавиться от них через процедуру несостоятельности. Хочу сразу поставить крест на некоторых радужных надеждах! Полностью избавиться от коммерческих кредитов (списать их) можно только двумя способами:

  1. Полностью их выплатить.
  2. Ликвидировать предприятие посредством судебной процедуры.

Закон о банкротстве не подразумевает на какой-либо стадии возможности полностью избавиться от долгов (за исключением последней — конкурсного производства). Однако на определенных этапах имеется возможность немного облегчить давление кредиторов.

Как я указывал выше, в ряде случаев фирма-должник имеет право (а иногда и обязана) сама обратиться в арбитраж для возбуждения дела о банкротстве, и это касается не только налогового аспекта. В силу ст. 8 Закона о несостоятельности компания вправе самостоятельно возбудить дело, если предвидит, что не сможет исполнять финансовые обязательства перед банком-кредитором.

Если же фирма теоретически имеет возможность погасить долги перед кредитной организацией, но это повлечет невозможность совершения платежей в пользу других контрагентов, собственных работников или налогово-фискальных органов, то предприятие обязано самостоятельно подать заявление в арбитражный суд (ст. 9 закона о банкротстве).

Встречается и другая, более тяжелая ситуация. Если кредитная организация уже судилась с компанией насчет невозврата кредитов и дело дошло до обращения взыскания на принадлежащие фирме активы, то следует оценить открывающиеся перспективы. В случае, когда анализ состояния должника показывает, что взыскание на имущество чрезвычайно усложнит работу предприятия или, вообще, сделают ее невозможной, руководство также самостоятельно должно направить арбитражу заявление о признании банкротом.

В случае «запуска» процедуры банкротства и введения в отношении фирмы-должника соответствующих процедур (наблюдения, финансового оздоровления и др.) все происходит ровно так же, как это описано мной в случае с налогово-фискальным органами. То есть, все взыскания приостанавливаются, пени и прочие штрафные санкции не насчитываются.

Обращаю ваше внимание, что проценты по банковским кредитам не перестают начисляться. Однако они заявляются в составе требований к задолжавшей компании лишь в той сумме, которая образовалась на момент подачи заявления арбитражу. При определенных случаях оставшаяся часть начисляемых процентов тоже может быть заявлена банком, но только в рамках процедуры банкротства и по достаточно сложной схеме.

Таким образом могу сказать, что:

  1. полностью избавиться от банковских долгов, не погасив их или не ликвидировав фирму — невозможно;
  2. произвести фактическую реструктуризацию долга перед банком, отсрочить выплаты банковских процентов, остановить рост и начисление штрафных санкций при помощи процедуры банкротства — возможно.

Здесь следует принять во внимание и один чисто практический аспект отношений с банком. Процедура банкротства (или ее угроза) является весьма весомым инструментом «дипломатического» давления на кредитную организацию. В некоторых случаях банкиры стараются договориться с должником на реструктуризацию долгов полюбовно, без возбуждения дела о несостоятельности, ведь в противном случае они на какое-то время могут и вовсе перестать получать причитающиеся платежи, будут вовлечены в длительную банкротную процедуру, а при плохом раскладе — и вовсе останутся без своих денег.

Также не могу не отметить, что при окончательном признании компании банкротом и уже после реализации ее активов все неудовлетворенные требования кредиторов фактически списываются. В полной мере это касается и банков.

Ликвидация задолженности перед поставщиками

Естественно, поставщики предприятия-банкрота, перед которыми существует невыплаченная задолженность, в процессе о несостоятельности имеют практически все те же права, что и другие кредиторы. То есть, они вправе как возбудить дело о банкротстве, так и вступить в процесс на любой допустимой стадии по процедуре, определенной законом, регулирующим банкротство юридических лиц.

Обращаю внимание на то, что в банкротном процессе поставщики могут предъявить требования, основанные не только на денежных долгах (собственно, как и любые другие контрагенты фирмы-должника). Между партнерами могут существовать не только конкретные денежные обязательства (например, по оплате поставленного товара). Бывают случаи, когда эти обязательства хотя и имеют выраженную в денежных средствах оценку, но их предметом являются иные материальные ценности. Примером может быть договор мены (допустим, фирмы друг другу поставляли товар в порядке обмена). Или, допустим, поставщик отправил получателю излишнее количество товара (к примеру, по ошибке), которое обратно не вернулось.

По общему правилу все кредиторы несостоятельного юридического лица имеют равные права (за редкими исключениями). Соответственно, по отношению к ним и правовые последствия введения различных этапов банкротного производства в общем и целом одинаковы. Это значит, что, как и в случаях с другими кредиторами, все взыскания с должника в их пользу с момента признания заявления о банкротстве обоснованным и до прекращения производства по делу приостанавливаются. На этапе конкурсного производства они и вовсе прекращаются.

Если предприятие как таковое не может расплатиться со своими поставщиками на стадиях финансового оздоровления или управления во внешнем порядке, то требования поставщиков, так же, как и всех остальных кредиторов, удовлетворяются за счет реализации имущества фирмы-банкрота. Здесь варианта может быть всего два: либо удается полностью погасить долги организации, либо они гасятся пропорционально в той части, в которой их можно покрыть активами должника. Есть, конечно и третий вариант — кредиторы не получают ничего за неимением у фирмы-банкрота ни денег, ни имущества. В этом случае, естественно, фирма прекращает свое существование, а все ее долги фактически списываются.

Ликвидация задолженности перед работниками

С началом нового 2017 года в законе о несостоятельности (банкротстве) появилась существенная новация, которая в число субъектов банкротного процесса вводит работников юридического лица. Теперь они самостоятельно могут возбуждать против своего работодателя банкротное производство (ст. 7 Закона).

В кризисные времена проблемы выплаты заработной платы работникам выходят едва ли не на первый план, особенно на крупных предприятиях. Для многих руководителей такая ситуация нередко заканчивается уголовным преследованием (ст. 145.1 УК РФ). До упомянутых нововведений ситуация была крайне тяжелой. С одной стороны, работодатель не имел возможности выплатить зарплату без ущерба остальным кредиторам и (или) фискальным органам, с другой стороны — фактически ничего не мог с этим поделать. Многие предприятия оказывались в чрезвычайно тяжелых обстоятельствах: при известных условиях руководство находилось между молотом и наковальней: либо надо было платить денежное содержание сотрудникам (получив за это «уклонение от уплаты налогов и обязательных платежей»), либо идти на поводу у фискалов, оставляя своих работников без зарплаты (с соответствующей статьей Уголовного кодекса в перспективе). Ну а если на все это еще и наслаиваются обязательства перед другими кредиторами…

Итак, нынешняя редакция Закона о банкротстве позволяет урегулировать вопрос с невыплаченной зарплатой, имея при этом возможность избежать соответствующей уголовной ответственности.

В силу ст. 8 Закона о банкротстве, если предприятие понимает, что сложившаяся ситуация в ближайшее время сделает невозможным обеспечение выплаты денег сотрудникам по трудовым договорам, то оно вправе само инициировать процесс о банкротстве. Это можно сделать в любой момент. Если заработная плата не выплачивается на протяжении квартала и дольше, тут уже предприятие-должник просто обязано само сделать соответствующее заявление в арбитражный суд.

Обращаю еще раз внимание, что работники (в том числе бывшие) могут обратиться в арбитраж и требовать возбуждения банкротного дела. Некоторые руководители предприятий при этом ошибочно трактуют часть втору ст. 33 банкротного закона. Она устанавливает общее правило, по которому заявления принимаются судом, если задолженность по зарплате превышает триста тысяч рублей. Однако здесь не имеется в виду долг перед одним конкретным работником. Это может быть суммой задолженностей перед всеми сотрудниками, которые вправе объединиться для предъявления требований о несостоятельности.

В отличие от иных кредиторов избавиться от задолженности перед собственными работниками не так-то просто. Например, после введения процедуры наблюдения в отличие от взысканий других контрагентов и государственных органов, не приостанавливается исполнение судебных решений о взыскании зарплаты (ст. 63 Закона). То же самое касается всех остальных этапов банкротства — и финансового оздоровления, и внешнего управления (ст. 95).

Если задолженность по оплате труда и по выходным пособиям в процессе наблюдения, финансового оздоровления или управления во внешнем порядке так и не была погашена, то суд назначает конкурсное производство. Это значит, что на возмещение долгов будет пущено все, что имеется у предприятия-должника.

Особо хочу отметить, что фактически долги по зарплате и выходным пособиям в процессе банкротства являются первоочередными (то есть, сначала все идет на погашение именно этой задолженности). В очереди перед работниками стоят только лица, которым причитается возмещение вреда жизни и здоровью.

Если на последнем этапе — реализации имущества фирмы-банкрота за счет имущества предприятия — не получилось удовлетворить работников, то задолженность списывается (погашается). Это установлено частью 9 ст. 142 Закона о несостоятельности.

Как избежать уголовной и субсидиарной ответственности?

В связи с банкротством юридических лиц предусмотрены несколько видов ответственности физических лиц, недобросовестно исполняющих свои обязанности. Прежде всего, это уголовная и гражданско-правовая ответственность.

Так, например, статья 172.1 УК РФ предусматривает наказание за фальсификацию разного рода документации, если это направлено на то, чтобы скрыть признаки несостоятельности компании. Санкции существенные — до миллиона штрафа, а то и 4 года заключения «в местах, не столь отдаленных».

Отдельная санкция предусмотрена статьей 195 уголовного закона за неправомерные деяния в процессе несостоятельности. К ним относится:

  • сокрытие каких-либо активов банкрота, а также информации о них;
  • неправомерная передача активов должника прочим лицам;
  • продажа (дарение, мена и иная реализация) имущества, принадлежащего компании-должнику, а равно и вообще уничтожение этого имущества;
  • подделка, уничтожение или скрытие документов, относящихся к хозяйственной деятельности предприятия.

Вторая часть этой же статьи предусматривает уголовное преследование за незаконное погашение долгов за счет средств предприятия в ущерб остальным взыскателям. Третья часть — карает за чинимые препятствия в деятельности назначенного управляющего. Все эти деяния наказываются серьезными штрафами, а то и лишением свободы.

Преднамеренное банкротство (196-я статья) тоже преследуется в уголовном порядке. Подразумевается, что виновное лицо намеренно создало условия для того, чтобы банкротство неминуемо случилось, причем желало наступления этих последствий. В случае обвинительного приговора суда срок ждет немалый — до 6-ти лет.

Бывают случаи, когда заинтересованные лица, руководители и собственники предприятия намеренно создают видимость несостоятельности с целью избежать расчетов с контрагентами. То есть, формально вроде бы и имеются признаки банкротства, но они ложные. На самом деле, компания имеет активы для удовлетворения кредиторов (но, допустим, они были сокрыты). В этой ситуации грозят все те же шесть лет (ст. 197 УК).

Неправомерные поступки, помимо уголовной ответственности (и даже вместе с ней), могут привести и к санкциям гражданско-правового характера. Например, в ст. 10 Закона о несостоятельности прямо определено, что если должностные лица компании-банкрота или ее собственники нарушили положения банкротного законодательства, что привело к возникновению убытков у каких-либо лиц, то виновные эти убытки обязаны возместить.

Особого внимания требуют положения второй части этой же статьи. Ранее я писал о случаях, в которых руководители компаний в обязательном порядке сами должны возбудить дело о банкротстве. Если этого в установленные статьей девятой закона не произошло, то такие лица привлекаются к субсидиарной ответственности по долгам своей фирмы (правда, только по возникшим уже после окончания упомянутого срока).

Часть четвертая комментируемой статьи определяет, что, если должник стал банкротом в результате деяний его руководства или собственников, то они будут нести перед кредиторами имущественную ответственность. Она наступит, если у предприятия не хватит активов, чтобы рассчитаться со взыскателями. Причем закон устанавливает, что такие действия априори предполагаются (пока обратное не будет доказано), если наблюдаются следующие обстоятельства:

  • действиями виновного лица причинен ущерб своим взыскателем в результате совершения определенных гражданско-правовых сделок;
  • документация по бухгалтерскому учету вовсе отсутствует или имеет ряд существенных изъянов, затрудняющих процедуру несостоятельности;
  • требования кредиторов, которые возникли из-за совершения правонарушений и (или) преступлений в банкротной сфере, превысили половину общей цены требований взыскателей.

Что касается проблем с бухгалтерским учетом, то здесь к гражданско-правовой ответственности может быть привлечен и главный бухгалтер компании.

Естественно, никто не может быть привлечен к ответственности при отсутствии вины. Это в полной мере относится и к нашему случаю.

Вообще, хочу сказать, что к делам о банкротстве надо привлекать грамотных специалистов-юристов, чтобы не попасть в серьезную передрягу, связанную с уголовной ответственностью или возмещением долгов своего предприятия. Особенно в последнем случае с субсидиарной ответственностью, поскольку существует презумпция недобросовестных действий управленцев и собственников компании.

Условия для признания юридического лица банкротом

Статья третья закона о несостоятельности четко определяет признаки банкротства юридических лиц: они не способны выплатить свои долги в течение трех месяцев с того момента, когда подошел срок платежа. Для юридических лиц также установлено, что требования кредиторов в совокупности должны составлять не менее трехсот тысяч рублей.

Сама процедура банкротства, как я уже упоминал, является многоступенчатой (об этом чуть ниже). Формально, предприятие еще не является банкротом, пока не закончится конкурсное производство. Однако для возбуждения самого процесса достаточно того, чтобы признаки несостоятельности были налицо.

Если по результатам всех процедур требования взыскателей полностью не будут удовлетворены, то арбитражный суд ставит в деле точку — фирма считается обанкротившейся, из реестра юрлиц ее на основании судебного определения исключают.

Этапы и сроки проведения банкротства

Процесс признания предприятия несостоятельным состоит из нескольких этапов, причем каждый из них наступает только после полного завершения предыдущего.

Изначально происходит процедура возбуждения дела о банкротстве — получение соответствующих документов, направление заявления в арбитражные инстанции по месту нахождения неплательщика. В большинстве случаев эта процедура занимает до одного месяца (ст. 7 закона), поскольку именно такое время требуется для вступления в силу решений арбитража о взыскании долгов, и именно столько должно пройти с момента вынесения требований-решений фискальными органами.

Далее следует рассмотрение судом вопроса об обоснованности заявления о признании несостоятельным. Как правило, это занимает до полутора месяцев и при положительном решении суда дело начинает двигаться дальше.

В зависимости от сложившихся обстоятельств друг друга сменяют процедуры наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и, если к тому придет — конкурсного производства. По упрощенной процедуре оно должно быть закончено в течение полугода.

В итоге весь процесс с момента инициации до ликвидации предприятия занимает, как правило, не более 9-ти месяцев.

Вам нужна консультация специалиста по вопросам юридического сопровождения процедуры банкротства юридического лица? Запишитесь на нее по телефону  +7 (863) 22-99-751.